Внимание

Айки - клуб ТОКУ рад приветствовать Вас на на шем сайте и  приглашает к сотрудничеству! Вы можете связаться с нами по телефону: 0972146740

либо по адресу 

 toku24604@gmail.com




Морихиро Сайто: Следуя за Основателем в историю. Автор: Гаку Хомма

 Авторское замечание: Некоторые части этой статьи были написаны сразу после смерти Морихиро Сайто Шихана, но, следуя японским традициям траура, не выпускались в печать до начала нынешнего нового года.

30 января 2003

С 7-го по 9-е января 2003 Хитохиро Сайто Сенсей приезжал в Денвер преподавать на Американском Мемориальном семинаре, который проводился в память о его отце Морихиро Сайто Шихане.

О Шихане Сайто и его Айкидо было написано много книг по технике. В течение его жизни было написано много интервью и статей о нем, как о Хранителе Айки Шрайна и Ивама додзё Чо. Для тех, кто смог посетить, этот семинар памяти, или не смог этого сделать, я хочу поделиться своими знаниями о той стороне жизни Сайто Шихана, о которой писали нечасто, о частной жизни публичного человека, широко известного в мире как великий мастер боевых искусств, кем он действительно и был.

У Сайто Шихана было много учидеши и тысячи учеников, которые разделяли его учение и миссию. Однако было лишь несколько, кто видел личную, частную сторону его личности. Его семья, близкие старшие ученики и давние друзья, такие как Стэнли Пранин, редактор «Айкидо Джорнал», знали его «истинное лицо», как я это называю, или его собственную манеру поведения.

Мои взаимоотношения с Сайто Шиханом длились почти четыре десятилетия, начиная с Ивама, когда я был просто мальчиком. С тех давних времен до последних лет я имел честь знать его и разделять некоторые личные моменты его жизни. Одной из последних его просьб было рассказать о том, что я знал о его последних днях и его последних сражениях. Он особенно хотел, чтобы его ученики в Соединенных Штатах поняли конец его жизни, с тем, чтобы понять её начало. По этой причине я взялся за перо.

Как простые люди и как айкидоки, мы часто думаем о смерти как о негативной вещи, о чем-то, чего надо избегать как можно дольше. Никто в мире не может избежать смерти: ни бездомный бродяга на улице, ни удачливый бизнесмен с Уолл Стрит, ни человек, занимающийся боевыми искусствами. Мастера боевых искусств и кинозвезды находятся в центре внимания на пике своей карьеры. Мы слышим о них, когда они выигрывают чемпионаты или получают Оскары. Старея, они как будто растворяются и исчезают. По мере того, как история Айкидо становится длиннее, поколения учеников становятся старше. Многих из первого поколения айкидок уже нет с нами.

Как люди, мы не можем избежать смерти. Не взирая на силу, даже знаменитые мастера боевых искусств не живут вечно. Однако то, как мастер боевых искусств готовится к неизбежному, может стать большим уроком для нас. Это и есть последний урок Морихиро Сайто Шихана всем нам. Он однажды сказал: «Смерть не является чем-то, чего надо бояться или от чего надо бежать, её надо встречать с мужеством и достоинством».

Я впервые говорил с Сайто Шиханом о том, чтобы он приехал с сыном Хитохиро Сайто в Денвер в 1999. «Спасибо, но нет», - был его ответ. «Студенты, которые приезжают в Денвер на мой семинар, заинтересованы в обучении у меня. Они не ученики Хитохиро лишь по праву его рождения. Для меня, как для отца, это нехорошо - преподнести готовую структуру, организацию, которую я построил, ему на блюдечке. Это слишком просто. Если Хитохиро хочет связать свою жизнь с айкидо, он должен сделать это самостоятельно. Когда меня не будет, я прошу тебя тогда просить Хитохиро приехать в Денвер. Ему нужно будет с чего-то начать в этой стране, и я доверяю тебе предоставить ему твердую почву для старта».

Этот Американский Мемориальный семинар в честь Морихиро Сайто Шихана – мой подарок Морихиро Сайто - отцу… и его сыну, как новому началу следующего поколения, приходящему на смену.

С грустью, пронизывающей мои мысли, я уехал быстро, сразу после поминальной службы, и направился в префектуру Вакаяма, чтобы посетить Танабе, место рождения и последнего пристанища Основателя Айкидо Морихея Уэсибы в храме Козанджи.

У могилы Основателя я молча стоял, выказывая почтение. Стоя там, я заметил кое-что интересное: три тособа (деревянные молитвенные закладки), стоящие прямо за могилой Основателя. Одна была подписана именем Морихиро Сайто, а другие две именем Моритеру Уэсиба, внука и официального наследника Основателя Морихея Уэсибы. Это были три единственные тособа, помещенные здесь за последний год или около того. Тособа Морихиро Сайто была датирована 10 июня 2001. Две тособа дошу Моритеру Уэсиба были датированы 31 марта 2001.

Многие айкидоки приезжали на это место упокоения делали фотографии, но только двое затратили время и средства (примерно 500$ за каждую тособа), чтобы познакомиться со службами местного священника, чтобы предложить именно эти молитвы. Эти молящиеся задержались, отметились тособа. Стоя там и размышляя, я понял, что Морихиро Сайто, скорее всего, приезжал сюда попрощаться.

В мае месяце 2002 года мы потеряли великого мастера боевых искусств Морихиро Сайто. Морихиро Сайто был не только великим мастером, но и человеком. Он встретил свой последний бой – бой с раком – с высоко поднятой головой спокойно и решительно. Его манера поведения и доброжелательность были его последними уроками, теми, что он преподал нам всем, его ученикам, без слов.

Я хочу написать о Морихиро Сайто – человеке, чтобы мы могли полнее понять его жизнь и конец его жизни, жизни действительно великого мастера боевых искусств.

В 1997, Морихиро Сайто Шихан приехал в Денвер, штат Колорадо, в третий раз. Он приехал в 1997 преподавать на Всеамериканском семинаре, который посетили более 350 учеников со всей Северной Америки и не только. Во время церемонии закрытия Сайто Шихан спросил своих учеников: «Всем ли понравился семинар?» Его вопрос был встречен аплодисментами. «Может быть, это мой последний визит в Америку», - продолжал он. – «Хотели бы вы, чтобы я приехал опять?» Его вопрос вновь был встречен громом аплодисментов.

Даже тогда Сайто Шихан не мог без труда глотать пищу. Он сказал мне по секрету, что он прошел полное лечение перед приездом, но некоторые анализы были плохими. «Вероятно, мне нужна будет операция, как только я вернусь в Японию», - сказал он. Однако это не помешало ему приехать. Он не ждал ответа и заявил докторам, что должен ехать в Соединенные Штаты. Он также не слушал предостережений своей семьи, которые рассказывали, что состояние его было очень серьёзным. Я даже лично ездил в Японию, чтобы разубедить его ехать. «Я не болен!» - настаивал он за стаканчиком шочу. С сильным акцентом провинции Ибараки он продолжал: «Не беспокойся, я все еще в порядке. Я может быть и болен, но мой дух не болен. Существует много вещей, которые я должен сделать, и поездка в Соединенные Штаты в этом году – одна из них!» После того, как я услышал это, что я еще мог сделать, как не согласиться? Когда Шихан решил, не остается ничего другого, как сказать: «Да, сэр».

Морихиро Сайто Шихан Айкикай Хомбу 9-ый дан, Ибараки Ивама Додзё Чо и Хранитель Айки Шрайна был очень важным лидером в мировом сообществе Айкидо. Если бы что-то случилось с ним в Денвере, это было бы более чем ужасно.

Перед семинаром он не сказал ни одному из своих студентов о своем состоянии. Стараясь не привлекать излишнего внимания, мы старались делать все от нас зависящее, чтобы заботиться о нем. Двое из моих учеников являются пилотами Американских авиалиний, и они лично летали в Токио, чтобы доставить его в Соединенные Штаты. Он путешествовал все время первым классом. Есть фотография, на которой Сайто Шихан сидит в кресле командира самолета в кабине с американским пилотом и президентом Ниппон Кен Дагом Келли. Я видел, как он показывал это фото по различным случаям много раз. Позже он признавался мне: «Первый класс – это очень впечатляюще, но быть там совсем одному – одиноко. Моим ученикам не разрешалось приходить навещать меня. Меня так опекал бортперсонал, что я даже не мог тайком отпить немножко саке, которую захватил с собой из дома!» Я с облегчением увидел его в аэропорту, на вид здоровым и отпускающим шутки.

В период семинара мы приняли еще ряд предосторожностей. Я попросил двух моих учеников, один из которых мой личный терапевт, а другой – медбрат в кардиоотделении, присматривать за ним. Между тренировками, до и после всех дневных мероприятий мы проверяли его пульс, кровяное давление, выявляя малейшие признаки опасности. Мы решили, что будет лучше не нарушать его обычную диету. Я готовил всю пищу собственноручно, использую в качестве базовых ингредиентов майсо, соевый соус и рис, который привез для него из Ивама. Мы убрали из его комнаты европейскую кровать и заменили её на фатон, один конец которого немного приподняли, чтобы ему было легче дышать. Каждую ночь я спал у него под дверью, чтобы в случае чего услышать, если он начнет кашлять, и понадобиться помощь.

Я не ищу какого-то особого расположения. Так как я имел опыт последнего учидеши Основателя Морихея Уэсибы, такое отношение предполагалось с моей стороны. Мои действия не были чем-то из ряда вон выходящим.

Однажды вечером в период семинара Сайто Шихан подавиться за ужином. Мы бросились на помощь, но он замахал на нас руками. «Надо немного спокойно посидеть, и в горле перестанет першить», - сказал он нам. – «Мои доктора сказали, что пища красного цвета полезна для моего здоровья, поэтому я думаю, что стакан красного вина как раз подойдет». Я было хотел протестовать, но поразмыслив немного, не стал. Я знал его состояние, и меня успокаивало, что он ощущал в себе силы хоть как-то облегчить его.

На утро после семинара мы готовились отправиться в фургоне по делам. Перед тем, как сесть в машину, он широко расставил ноги и наклонился ниже колен на прямых ногах. «Генки десу не» или «Похоже вы полны сил и энергии»,- отметил я про себя, а затем спросил: «Что вы делаете?» «Я должен закончить работы в твоем саду», - ответил он. – «Меня это волнует». С этими словами он запрыгнул в грузовичок. Это был Сайто Шихан как он есть, а не тот Сайто Шихан, который управлял айкидо додзё по всему миру.

В саду, не взирая на то, насколько он торопился, он настаивал на том, чтобы всё делалось по порядку, приказывая нам уйти с дороги в то время, как он убирал камни и подрезал листву. Для него было важно «привести сад в порядок», и он с легкостью убирал камни, которые и молодым-то учидеши было нелегко передвинуть.

Шигеру Кавабе Сенсей из японского Акита с женой сопровождали Сайто Шихана в его путешествии в Денвер. В тот понедельник они оделись на выход, не подозревая, что придется немного поработать в саду. Они слегка запачкались, испортив свои замечательные одежды, но это было сторицей вознаграждено улыбками на лицах каждого.

После того, как работа была закончена, Сайто Шихан уселся на камень, который он только что передвинул и обозрел собственноручно сделанный сад. «Всегда хорошо посидеть в саду после того, как поработал там, и перекусить!» - воскликнул он. Я попросил его назвать камень, над которым он так долго трудился, чтобы поставить его в правильное место, и он ответил: «Камень Морихиро, а название сада – Айкиен». Айкиен – это имя, используемое для Айки Шрайн в Ягай додзё (внешнее додзё), построенного Основателем Морихеем Уэсиба. Сайто Шихан продолжил: «Все в порядке, это имя в Ивама больше не используется, поэтому это хорошее имя для сада».

Саду Ниппон Кэн был от силы год, и растения и деревья были ещё маленькие. Это было больше безжизненными камнями нежели садом. Мне кажется, у Сайто Шихана был просто дар распознавать и предугадывать то, что будет. Я думаю, поэтому он точно знал, как расположить камни. Он даже заметил, что ученики и сады похожи в том, что надо заглянуть на десять лет вперед, когда формируешь их. Отдыхая вместе в новорожденном саду, мы не могли знать, что через 5 лет сад будет назван в честь Обозревателя Ресторанов Загата как №1 по духу и декору среди 6000 японских ресторанов по всей стране.

Так как обратное путешествие из Денвера в Токио было слишком длинным, мы решили провести одну ночь в Сан-Франциско перед тем, как Сайто Шихан и Кавабе Сенсей продолжат свой путь в Японию. Отель, в котором мы остановились, насчитывал более 35 этажей и все номера были с балконами, повернутыми на залив Сан-Франциско и мост Золотые Ворота. Как только мы прибыли в комнату, Сайто Шихан проследовал прямиком на балкон, где он встал, вытянув руки, и воскликнул: «Ии на», - или – «Красота», - по-японски. Послеобеденное солнце все ещё припекало, и дневной бриз дул с залива.

В хорошем настроении он вернулся в комнату и начал распаковывать свои вещи. Обычно вещи за него распаковывает учидеши, но на этот раз он распаковался сам почти с детским энтузиазмом. Он захватил маленькую бутылочку саке на балкон и придвинул два стула к маленькому столику, который стоял на балконе. «Кавабе-сан, давай посидим здесь», - сказал он с воодушевлением. Зная, что Сайто Шихан никогда не пьет саке без закуски, его отомо – Марк Ларсен - и я быстро отправились в японский квартал покупать закуски для него.

Мы скоро вернулись, застав сцену, которую я не забуду никогда. Оба – Сайто Шихан и Кавабе Сенсей, все еще сидели лицом друг к другу за маленьким столиком на балконе. Они оба сидели, склонив головы навстречу друг другу, как будто в молитве. Солнечное тепло и мягкий бриз сделали своё волшебное дело, после такого длинного, полного событий уикэнда оба они были быстро усыплены!

Сайто Шихан завершил свою миссию, успешно проведя обучение в Денвере. Но в данный момент он был просто человеком, который заслужил послеобеденный сон.

Через два дня после возвращения в Японию, он позвонил мне. «У меня рак», - сказал Сайто Шихан. – «Есть экстракт гриба маетаке, который я ищу, но его нельзя достать в Японии. Говорят, он имеет особые лечебные свойства. Я знаю, его можно достать в Соединенных Штатах. Не мог бы ты прислать немного мне?» Я слышал решимость в его голосе.

Я купил весь экстракт маетаке, который смог достать в аптеках и магазинах здорового питания Денвера в тот момент. На следующий день я отправился в Японию, чтобы доставить его. Мой ресторан «Домо» должен был открыться через неделю, и покидать страну было не лучшей идеей. Тем не менее, здоровье Сайто Шихана было в опасности. Я не секунды не сомневался в том, ехать или нет.

Он был так удивлен и рад увидеть меня на следующий день, что чуть не прослезился, выбегая навстречу мен из дверей. Было неважно, поможет экстракт маетаке или нет в лечебных целях. Гораздо важнее для меня было показать свое уважение и поддержку. Если я сделал его счастливее хотя бы на одно мгновение, этого уже было достаточно. «Ты голоден?» - спросил он меня, увлекая за собой в дом.

В 1998 году Сайто Шихан перенес операцию, и хотя операция была обширной, он выжил и пошел на поправку.

В мае 1999 он позвонил, сказал, что чувствует себя хорошо и собирается приехать в Денвер. «У меня еще осталась работа в саду», - объяснил он. Первой моей мыслью было отговорить его ехать, чтобы поберечь здоровье. Я не был уверен, в том, как это сделать, поэтому обратился за помощью к его семье. Они сказали, что кроме хрипоты в голосе, с ним, кажется, все в порядке. «Когда вы хотите приехать, Сенсей?»

На этот раз мы предприняли еще больше предосторожностей, и семинар Сайто Шихана 1999 года прошел без сучка, без задоринки. Мои беспокойства казались напрасными. Он с удовольствием ел и, казалось, был очень доволен. Единственная особенность, которую я заметил, было то, что он контролировал количество потребляемой пищи и напитков, раньше уходил отдыхать. Однако пару раз бывало, что он возвращался, когда почти все уже ушли, чтобы выпить пуншу на сон грядущий со своими ближайшими учениками и друзьями. Это было его личное время отдыха. Он рассказывал нам про операцию и даже показывал шрамы. «Доктор сказал: «Сайто-сан, считайте до трех». – Я сосчитал до трех, и это все, что я помню. Когда я проснулся, я был зашит скобками от шеи до пупка, а на спине был поперечный разрез около 60см в длину!» Он демонстрировал свои шрамы с гордостью ребенка, поймавшего самую большую рыбу. Местные доктора согласились с японскими в том, что шрамы быстро заживают. Он этим тоже очень гордился.

Более 350 учеников посетили семинар Сайто Шихана 1999 года, и это было несомненным успехом. Во время семинара он не раз останавливался и спрашивал своих учеников: «Все довольны? Я очень рад вернуться снова в Колорадо. Могу я приехать опять в следующем году?» В ответ он слышал оглушительные овации, которые не смолкали и после того, как он покидал зал. Позже на приветственной вечеринке он порадовал всех исполнением в хоре «Широи Кейко Джи», что являлось японским переложением английской песни «Моя дорогая Клементина». В тот вечер ко мне пришел Ханс Гото Сенсей для личного разговора, вид у него был очень серьезный. «Не мог бы ты спросить Шихана, сможет ли он приехать в Калифорнию в следующем году?» - спросил он. Я ответил: «Конечно. Я думаю, это будет больше зависеть от его здоровья. Я согласен, что лучше ему снова в Денвер не приезжать. Он делает вид, что все хорошо, но прекрасно знает, что его ждет. В глубине души я желаю, чтобы он остался в Ивама и заботился о своем здоровье».

Позже дома я, тщательно подобрав слова, задал Сайто Шихану вопрос: «Сенсей, на будущий год, не будет ли лучше, если вы посетите ваши Ивама-рю додзё в Калифорнии? А то ваши ученики почувствуют себя детьми, у которых я похитил отца! Я бы не хотел, чтобы так получилось». После нескольких секунд раздумий он ответил: «Ехать преподавать в нескольких додзё в Калифорнии за один визит сейчас для меня слишком трудно физически. Разумнее провести один семинар в центральном месте таком, как Денвер». «Как насчет того, чтобы организовать большой семинар в одном из калифорнийских додзё? – спросил я. «Я волнуюсь, что может показаться, что я предпочитаю один додзё другому, а это может вызвать проблемы в будущем. Для меня важно, чтобы такого не произошло», - сказал он. «А что, если вы выберете то место, которое в центре и поручите организовать это событие комитету, состоящему из лидеров клубов?» - спросил я опять. Сайто Шихан задумался, но ничего не ответил.

После его возвращения в Японию, я получил известия о Сайто Шихане только в январе 2000 года. Он сказал, что собирается приехать в Калифорнию в этот год. По его решению ученики стали работать вместе, чтобы организовать общий семинар в Калифорнии, на который все бы смогли приехать. Он был очень доволен тем, что все его ученики работают вместе. Он попросил меня преподать инструкторам основы организации семинаров по «денверской системе», как он это назвал. Я осторожно ответил: «Сенсей, в Калифорнии живут плеяды ваших учидеши, которые знают вас десятилетиями. У этих инструкторов, в свою очередь, есть плеяды своих учеников. Пока вам позволяет здоровье, это хороший способ объединить их на будущее. Для них важно работать в одной команде. Если мне придется вмешиваться и советовать, как организовывать семинар, я только буду мешать и тормозить процесс. Они вполне в состоянии организовать семинар самостоятельно. Я думаю, для всех будет лучше, если я останусь в стороне».

Как и хотел Сайто Шихан, осенью 2000 был поведен очень успешный семинар в районе залива, организованный, как Сайто Шихан и думал, командой ведущих инструкторов Ивама-рю и их учеников. В мае 2001 я поехал в Японию на Всеяпонскую демонстрацию айкидо в Токио. Демонстрация проходила в Ниппон Будокане, где Сайто Шихан выполнил чудесную демонстрацию техник санкё и их вариаций. Как всегда, он был любимцем публики и сорвал громкие аплодисменты. К тому времени, сила его ног и коленей ослабла. Его уке сработал отлично и замаскировал тот факт, что он помогал Шихану вставать после контроля. Находясь на трибунах в ожидании начала выступления, Сайто Шихан играл со своей складной тростью, намеренно раскладывая и складывая её. «Как думаешь, - спросил он меня, - сможем ли мы продавать эти трости американским ниндзя? Вообще-то нет, если ниндзя нужна складная палка, тогда какой же он ниндзя?» - подытожил он. Все засмеялись, оценив его шутку.

На следующий день я посетил Ивама и был очень радушно принят. В новом помещении для еды в додзё мы вместе пообедали, и казалось, он чувствует себя прекрасно. Он заговорил о Соединенных Штатах и сказал, что немного ослаб физически, но раз обещал приехать в Калифорнию в этом году, то он собирается выполнить данное обещание. Все, кто сидел за столом пытались отговорить его, но он твердо стоял на своем. В конце концов даже его дочь сказала: «Бесполезно его отговаривать. Лучше позволить ему сделать то, что сделает его счастливым». Когда я собирался уходить, он подарил мне 30 боккенов, которые он упаковал в связку.

Я еще раз говорил с его дочерью перед отъездом. Она сказала, что его рак распространяется и затрагивает уже нижние конечности. Как принято в Японии, семье Сайто Шихана говорили больше, чем ему самому о состоянии, в котором он находится, поэтому им сказали, что ему, вероятно, осталось жить всего несколько месяцев. Она была очень озабочена его поездкой, но предпочитала скрывать от него истинное положение дел. Она беспокоилась и за принимающую сторону. Если бы что-то случилось с ним в США, это было бы трагедией для его учеников. Она просила, чтобы я каким-то образом убедил учеников в Калифорнии сказать ему, чтобы он не приезжал. Я сказал, что не собираюсь этого делать, а также вмешиваться в отношения Сайто со своими учениками.

Четыре месяца спустя случилась трагедия 11 сентября 2001 года. Японское правительство сделало официальное заявление о том, что поездки в США не первостепенной важности откладываются или отменяются. Сайто Шихан позвонил мне и сказал, что он хочет поехать в США, но его семья и правительство настойчиво не советуют этого делать. Он сказал, что он принял решение, но спросил, насколько опасной, по моему мнению, будет поездка, и какова, по-моему, будет реакция его учеников, если он не поедет. «Трудно сказать. После таких ужасных и грустных событий трудно предугадать, какова будет реакция людей. Проводить семинар сразу после такой трагедии кому-то покажется бессердечным, кому-то – мужественным», - ответил я. Он спросил меня: «Если бы это был ты, ты бы поехал?» Зная о его ухудшающемся положении, мне было очень тяжело ответить на этот вопрос. Если бы это был я, я бы поехал, но мое положение сильно отличалось от его. Прекрасно зная обо всей той тяжелой работе, которую проделали его ученики, подготавливая визит, о том тяжелом чувстве и разочаровании, которое будет, если он не поедет, ради его же блага, я посоветовал не ехать. Сейчас гораздо важнее была его жизнь и желание его семьи.

Я думаю, мы оба знали, что это из-за его здоровья, но я осторожно предположил: «Во время такой трагедии, при всем уважении к жертвам трагедии, я думаю, лучше не ехать». На следующий день на веб-сайте «Айкидо Джорнал» было напечатано официальное объявление, что Сайто Шихан не приедет в Калифорнию. Зная о том, что он принял решение, я говорил с ним, однако увидя официальное объявление, я пожалел его учеников, но если то, что он не поехал, продлило ему жизнь хотя бы на один день, я думаю, моим долгом было поддержать его в таком решении.

На протяжении 2002 года Сайто Шихан часто лежал в больницах. К февралю рак распространился в спинной мозг, что вызвало паралич нижних конечностей. Он был прикован к инвалидному креслу, и ему стало известно, что его дни сочтены. Он отказался от лечения и вернулся домой из больницы. Семья сказала, что его положение ухудшается, и я отправился в Ивама навестить его 1 марта 2002 года.

Я был удивлен, увидев, что Сайто Шихан передвинул свою кровать в переднюю комнату дома, совсем близко к раздвижным дверям. В Японии существует обычай, особенно у тех, кто занимается боевыми искусствами, спать как можно дальше от двери, особенно, если они больны или в противном случае это компрометирует человека. Также традиционно спят головой к алтарю, как знак уважения. Сайто Шихан, как бы то ни было, разместился там, где он лучше всего слышал то, что происходит на площадках и в додзё, а также что делают его учидеши и ученики. Его миссия по отношению к его учидеши и ученикам была превыше всего – даже того, что он спит ногами к алтарю.

Он лежал на кровати и был подключен к трубкам для откачки жидкостей. Трубки оставляли синяки на его коже, на которые было тяжело смотреть, настолько болезненными они казались. Даже теперь он шутил: «Я никогда не был таким черно-синим, даже в молодости, когда постоянно дрался!»

Я спросил, не хочет ли он, чтобы я помассировал ему стопы. Когда я массировал ему стопы под покрывалом, на глаза мне навернулась слеза. Я делал это и раньше в этом самом месте. Только последний раз я делал массаж Основателю незадолго перед тем, как он умер. Казалось, моя жизнь совершила полный оборот, и я вновь предлагаю свои услуги массажиста великому мастеру боевых искусств в Ивама.

В то время как я массировал ему стопы, Сайто Шихан говорил с глазу на глаз со мной о своих учениках, особенно за границей. После 20 минутного разговора, я засобирался уходить. Он очень удивил меня, я даже вздрогнул от неожиданности, когда он громко скомандовал учидеши, который дожидался за перегородкой шоджи. «Сегодня утром холодно на улице! Затопите печь, сейчас Хомма-кану нужен завтрак! ВЫ ПОНИМАЕТЕ?» Учидеши побежал со всех ног по направлению к кухне.

После того, как он закончил отдал приказание учидеши, он повернулся ко мне и сказал мягким голосом: «Спасибо, что приехал. Позавтракаем вместе, но так как я немощен, для тебя завтрак накроют в кухне для учидеши». После этого он обратил свое внимание на удаляющегося учидеши. «Не забудьте про плиту!» – крикнул он.

После завтрака, я вернулся к нему попрощаться. Он велел мне пойти в хранилище и взять 20-30 боккенов. Я от всей души поблагодарил его за щедрость, но он уже щедро подарил мне боккены, и этого было достаточно. Сейчас я пришел только попрощаться.

23 апреля 2002 года мне позвонили из Японии. Требовалось принять участие в фестивале Айки Джинджа Тай Сай этого года 29 апреля. Тай Сай – это грандиозный фестиваль, проводимый в Айки Шрайн в Ивама каждый год в честь Основателя Морихея Уэсиба. Без колебаний я принялся собираться в Ивама, где должен был состояться фестиваль. Сайто Шихан готовился официально открывать фестиваль, и мне было важно быть там.

Когда я прибыл в Ивама, я зашел в дом Сайто Шихана поздороваться. С помощью учидеши, он был занят переодеванием. Он был одет официально в монтсуки хаори. Его волосы были слегка подкрашены, чтобы убрать излишнюю седину, и он выглядел весьма достойно.

Учидеши перенес его в инвалидное кресло на уличной площадке перед додзё. Вскоре вокруг него собрались его ученики. Я прибыл с Дагом Келли – пилотом, которого Сайто Шихан много раз встречал до этого. Он выделил нас из всех и спросил, не объявили ли Американские Авиалинии выходной по поводу фестиваля Тай Сай.

Все засмеялись, что позволило снять напряжение момента. Мы все присели на одно колено, чтобы быть чуть-чуть поближе к Шихану, а также, чтобы показать свое уважение к нему. Всегда невежливо смотреть сверху вниз на Сенсея, особенно на Сенсея в такой особенный день.

Как только мы собрались вокруг него, Сайто Шихан проинформировал нас о своем состоянии. Мы находились под палящим солнцем. Я предложил перейти в тень, но он отрицательно покачал головой. «Доктора хотели сделать слишком много анализов и слишком часто облучать рентгеном, поэтому я ушел. Додзё – моя больница, я здесь чувствую себя намного лучше. В любом случае, лекарства и облучение способствуют только выпадению волос и потере веса. С меня хватит. Мне посылают чудесные травы со всего мира. Я буду лечиться ими».

Как только церемония началась, Сайто Шихан двинулся вперед на своем кресле при помощи учидеши по пути к шрайну. Мы стояли с ним, когда он склонил голову в молитве. Глядя вокруг на землю, он тихо позвал меня: «Хомма-кун, я очень, очень долго ухаживал за этой землей здесь в Ивама додзё, но теперь этому конец. Меня изумляет то, что я забочусь об этом шрайне изо дня в день, и только один день в году все приезжают из Токио и Хомбу. Они приезжают на праздник и уезжают опять. Всегда остается столько мусора! В прошлом году я всем сказал подобрать мусор за собой, когда они будут уезжать. Мусор переместился до железнодорожной станции в Ивама, где урны остались переполненными мусором. Мне позвонил начальник вокзала и пожаловался на это безобразие! И это тоже теперь для меня в прошлом». Он посмотрел на меня и улыбнулся. Когда мы сели рядом с шрайном, лепестки азалии плавно опадали с ближних ветвей ему на плечи и на волосы. Если бы это был другой год, если бы он был здоров, то он бы был внутри шрайна на этой церемонии. Однако в этом году он сидел на улице под ветвями азалии.

Церемонию продолжал наорай (праздничное застолье) в додзё. Сайто Шихан выпил маленькую чашечку красного вина, которая очень его взбодрила. Он попросил, чтобы мы с Кавабе Сенсеем сфотографировались вместе с ним. Мы с Кавабе Сенсеем оба старались расположиться поближе к Шихану на фотографии, но бутылка вина все равно попадала в кадр. Шутя, Сайто Шихан сказал: «Ммм, если бутылка вина будет на фотографии, все еще чего доброго подумают, что я – любитель выпить!» Мы убрали бутылку и приняли серьезные позы для фотографирования, что рассмешило Сайто Шихана.

На следующий день я должен был уезжать в США, поэтому я пришел прощаться. Я, стоя за раздвижными дверями, сказал: «Денвер но Хомма десу я должен покинуть Ивама. Большое Вам спасибо». Изнутри комнаты я услышал: «Хомма-кун, ты завтракал уже?» «Да», - ответил я. «Хорошо, береги себя». А потом после паузы он продолжил: «Ты единственный японец из Ивама, у которого есть додзе в Соединенных Штатах. Дружи со всеми». «Хай, аригато гозаймашита», - ответил я.

Это были последние слова, услышанные мною от Сайто Шихана.

 

Такой он был человек. В отличие от других людей его уровня, других высокопоставленных инструкторов из Хомбу, Сайто Шихан был рожден человеком близким к земле, крестьянином из Ивама. Сайто Шихан жил в Ивама, работал на железной дороге в Ивама, посвятил свою жизнь заботе об Основателе и Айки Шрайне в Ивама. На самом деле он был простым сельским жителем с простым крестьянским упрямством. Учидеши и ученики многие годы испытывали на себе то, каким суровым и строгим был учитель Сайто Шихан. Но когда ученик выходил из отношений ученик-учитель, Сайто Шихан становился очень доброй, очень человечной, тонко чувствующей личностью. Эта сущность Сайто Шихана и придавала ему такую привлекательность в глазах учеников по всему миру.

Мои отношения с Сайто Шиханом продолжались почти четыре десятка лет. Когда я был молод, я общался с обоими – Основателем и Сайто Шиханом. Тогда, как и теперь, для меня пришло время покидать Ивама. Когда Основатель перед самой смертью переехал в Хомбу, я тоже собирался уезжать. Когда я уезжал тогда, Сайто Шихан дал мне свиток контактных фотографий. Это были пробные фотографии для первой книги Сайто Шихана, которая впоследствии станет «Томом І. Предыстория и основы».

Я все еще помню, что после того, как Основатель уехал в Токио, Сайто Шихан сказал мне, когда я пришел прощаться: «Ты – ученик Основателя, и пока Основатель был здоров, я не мог учить тебя. Возьми сверток с фотографиями, я собираюсь использовать их когда-нибудь для книги. Тебе предстоит долгое путешествие, пока ты приедешь обратно в Акиту. Тебе понабится много рисовых шариков, чтобы добраться туда. Угощайся, возьми эти рисовые шарики с собой».

Возможно, это было его личным опытом тяжелой жизни учидеши, но Сайто Шихан всегда беспокоился о том, сыты ли люди. Не важно насколько строгим учителем он был, не важно, насколько тяжелые были времена, он всегда брал на себя труд убедиться, что все, кто находится вокруг него, накормлены. Еще кое-что про него я никогда не забуду.

Мы не можем забыть, что Сайто Шихан был учеником Основателя Айкидо Морихея Уэсибы. Или что он был инструктором Айкикай под руководством сына Основателя Кисшёмару Уэсиба, и его внука, нынешнего дошу - Моритеру Уэсиба.

Временами казалось, что Сайто Шихан проводит разделительную линию между собой и штаб-квартирой Айкикай. Он иногда резко высказывался по поводу Хомбу додзё и их методов тренировки. Это порой служило причиной отчуждения между Сайто Шиханом и равными ему сенсеями или учениками, которые не понимали до конца его критицизм. Под его критичностью скрывалось, я думаю, горячее желание, чтобы Айкикай Хомбу следовал пути и правильно, в его глазах, продолжал философию Основателя Морихея Уэсиба.

Я думаю, это особенно трудно понять некоторым ученикам не из Японии, которые не понимают всего комплекса нюансов и уровней японских взаимоотношений и манеры общения. Пытаться трактовать резкие слова Сайто Шихана по отношению к Хомбу буквально, было бы слишком примитивно и не отражало бы реальной картины.

В японском языке есть 2 термина, называемые хонне и татамае. Смысл их трудно уловить, особенно западным людям. В целом, хонне обозначает чьи-то личные, персональные убеждения, в то время как татамае относится к человеку и его положению в системе окружающего его общества. Оба термина существенны друг для друга, хотя понимаются по-разному в Японии и Соединенных Штатах. В некоторых общественных слоях в Японии принято изливать горести или выражать свое мнение в манере мужа, пришедшего домой на обед и жалующегося своей жене на начальника. По большей части это действительно излияние чувств и воспринимается таковым. В обычной ситуации в Японии жена просто выслушивает жалобы своего мужа и принимает их за то, чем они и являются. Мужу никогда не придет в голову, что его вечерние откровения станут известны широкой общественности или дойдут до сведения начальника каким-то образом.

Я боюсь, что по отношению к человеку в положении Сайто Шихана, порой его резкость, особенно на общественных мероприятиях, истолковывалась неверно и принималась буквально, хотя не должна была бы.

Недопонимания, которое повредило репутации Сайто Шихана, а также некоторым взаимоотношениям, которые складывались годами, могло бы и не быть, если бы присутствовало более глубокое культурное понимание Японских взаимоотношений. Есть у Зена такая фраза: «Соккотсу но Ки». Чтобы перевести это, полезнее привести притчу, чем разъяснение.

Мама-птица отложила яйцо и защищала его, пока оно росло. Она оберегала его от врагов и согревала своим теплом. Она терпеливо ждала, пока цыпленок внутри яйца разовьется. Когда пришло время, цыпленок стал стучать в скорлупку изнутри, пытаясь выбраться наружу. Когда мама-птица услышала звуки изнутри, она аккуратно стукнула по скорлупе снаружи, чтобы сделать трещинку в оболочке. Однако она не разбила скорлупу полностью, чтобы оттуда появился птенец. Он сам должен был освободиться от яйца, в котором он вырос. Когда птенец выбирается из скорлупы, он и не знает, что скорлупа треснула благодаря его матери. Цыпленок появляется из яйца, думая, что он появился самостоятельно. В японской системе обучения правильно выбранное время помощи ученику очень важно, знание того, когда и как помочь ученику вырасти самому. Сайто Шихан был очень хорош в этом, обучая своих учеников.

На протяжении своей жизни Сайто Шихан выучил многие поколения учеников. У него было много разных учеников в разные периоды его жизни и его собственного развития. Сквозь годы менялись времена, менялись ценности, менялся сам мир, но по-прежнему каждый ученик оставался учидеши Сайто Шихана, и не важно, частью какого периода его жизни они являлись.

Пикассо был знаменитым художником. Он рос как художник, и его стиль и выразительные средства менялись на протяжении различных периодов его жизни. Бессмысленно взять один период искусства Пикассо и объявить его единственной формой его выражения, или единственной истинной формой выражения. Все его творения принадлежали кисти Пикассо. Все это было частью него.

Тоже справедливо для мастера боевых искусств, каким был Сайто Шихан. Ни в коем случае не только в начале его карьеры в Айкидо, Сайто Шихан практиковал и учил Айкидо ещё 33 года после смерти Основателя. Так как его стиль и исполнение естественно менялись с годами, также менялось то, чему он учил своих учеников. Если студенты из различных эр его жизни сравнят то, чему он их учил, они, естественно, увидят разницу, тем не менее, это все учение Сайто Шихана, это все – часть него. В самом конце жизни, Сайто Шихан стал одержим идеей грядущей смерти. Он разговаривал с ближайшими учениками о похоронных приготовлениях. Он заказал специальные кимоно скорби для своей жены и дочери. Своему сыну он отдал свое собственное официальное кимоно… кимоно, которое его сын будет носить ближайшие несколько месяцев. Перед Айки Джинджа Тай Сай он приказал своему сыну и своим учидеши вычистить каждый сантиметр земли додзе до такой степени, чтобы это его удовлетворило. После окончания Тай Сай он посетил свой храм и молился перед своим семейным склепом. Несколькими днями позже у него были небольшие проблемы с дыханием, и он подумал, что будет лучше провериться в больнице. Никто тогда не знал, что это будет дорога в один конец.

13 мая 2002 года один из величайших айкидок нашего времени проследовал за Основателем Морихеем Уэсиба в историю. Наследство, которое он оставил нам также велико, как сама его жизнь, и его последние уроки – это уроки достоинства и чести, которые не канут в лету в память о нем.

Автор: Гаку Хомма

Перевод Е. Чудаковой

Источник Aiki News